?

Log in

No account? Create an account
Профессор Федоров
Recent Entries 
4th-May-2015 10:06 pm - Профессор Фёдоров
Оригинал взят у chikunya в Профессор Фёдоров


9 марта 2015 года от профессора Федорова пришла смска:
«Господь спросил – что ты не весел? Какими бедами гоним?
Сказал бедняга – Я профессор! И Бог заплакал вместе с ним».
28 апреля эта смска вдруг оказалась последней.
Сам ли он ее выдумал, не знаем, но она какая-то уж очень федоровская. Возможно, бедняга ответил даже конкретнее – «Я профессор Федоров», просто тогда бы вышло нескладно.

Read more...Collapse )
Оригинал взят у chikunya в Памяти Игоря Федорова
Оригинал взят у vetumtrud в Памяти Игоря Федорова
Сегодня мне рассказали, что умер Игорь Алексеевич Федоров. В больнице. Инсульт.

Познакомились мы с ним, когда он приехал в Тамбов.
Работал в мэрии (июня 2000 по август 2003 в отделе по аналитической работе и изучению общественного мнения управления общественных связей и информации мэрии г. Тамбова), на телевидении, которое было его вторым "я" некоторое время.
Социолог, доктор наук, специалист по имиджу и выборам.
Не знаю, кто еще так хорошо и все знал про имидж...
Масштаб личности этого человека значительно превосходил тамбовский. Многократно превосходил.
Интеллектуальную потерю города трудно оценить, для меня это примерно так же как смерть историка Владислава Васильевича Помогаева (ушел из жизни 29-07-2007)- внезапная, трагическая, ужасная.
В этом году ему было бы всего 62 года. Родился он 9.10.1953 года
А они, кстати, были соседями. Жили в одном доме на Полковой...



Иногда он мне что-то комментировал. Всегда точно и интересно.
Как-то я его спросил - как вы думаете, когда все это кончится (я про сегодняшнее состояние страны)? "Нескоро", ответил он. "Все и дальше будет "схлопываться"...
Не дожил...

Read more...Collapse )
Не менее очевидна для автора и четвертая функция коммуникации - сенсорно-обучающая. В психологии давно принято считать, что человеческий мозг, в рамках социального поведения, реализуется всего на 3-4%, что кажется вполне возможным. Подчеркнем, что оставшиеся мощности мозга не исчезают бесследно, а определяют фоновый уровень бытия психического логико-понятийного тракта. Не касаясь специакльного вопроса о природе и механизмах этих, формально не слишком задействованных в принятии поведенческих решений, человеческих способностпей, отметим лишь, что, по нашим представлениям, такие способности и выражаются в степени сенсорности, умении видеть и учитывать в любой форме нюансы ситуации, которые вроде бы не имеют отношения к сути происходящего.

Думается, что такая сенсорность, чувствительность, чуткость, данная в специфике произвольного внимания, одной из причин имеет критически большой, постоянно накапливаемый опыт индивидуальных коммуникаций. Последние приучают человека к необычным свойствам пространства и времени общения. Иначе говоря, не всякий сенсорно развитый, с тренированным вниманием, человек имеет большой опыт коммуникаций; но каждый, имеющий достаточный опыт коммуникаций, развивает эти качества.

Такие зависимости позволяют выделить и пятую функцию коммуникации - символьную. Попросту говоря, повторяющиеся достаточно часто коммуникативные акты приучают человека ориентироваться в системе символов - ситуативных, личностных, социальных, - хотя бы быстро классифицируя такие символы по линии: "помогает, мешает или запрещает ситуация или тип личности партнера вступить в очередную коммуникацию".

Имеет смысл выделить и третью, катартическую, функцию духовных коммуникаций. Думается, что именно опыт духовных коммуникаций - одна из основ чувствования прекрасного. Во всяком случае, не случайно, видимо, большинство респондентов, по данным автора, при описании коммуникаций употребляли эстетические термины ("красиво", "вспоминаешь, как кино смотришь"). Видимо, ощущение какой-то "правильности" коммуникации, какого-то инакобытия себя с непривычно раскрытыми, а не спрятанными за имиджами, как обычно, комплексами у заметного числа людей вызывает прямые и мощные ассоциации либо с красотой вообще, либо с каким-то непривычным, красивым общением.
Если дело обстоит так, то коммуникация является еще и своеобразной игрой в "несбывшуюся красоту", это еще и понимание колоссальной огромности, непонятности красоты мира, которая дана у всех в воспоминаниях о детских коммуникациях.
Поэтому, видимо, неосознаваемая тяга даже формально грубых, прагматически ориентированных людей к "красивому", уже подспудно содержит в себе мотив коммуницировать.

Вторая очевидная функция коммуникативных актов - иллюзорно-компенсаторная.
Речь идет о том, что, кроме всего остального, коммуникация позволяет, в принципе, придать своей жизни смысл, хотя бы субъективно понятый и ненадолго. Такой путь компенсации убогости, уродливости своей социально-ролевой жизни открыт даже для убежденных мещан. Он провоцирует чувствования, которые можно выразить примерно так: "Я, конечно, не гений, и не самый полезный член общества, но я уже не раз и не два доказывал себе и своим партнерам по коммуникации, что могу почувствовать комплексы, страдания другого человека, и бескорыстно помочь ему, хотя бы тем, что он, вроде бы, чувствует свое неодиночество в общении со мною, мою бескорыстную жалость и понимание стабильных проблем в его жизни".

Иллюзорно-компенсаторная функция коммуникации выражает необходимость "социального сна", временного отхода от слишком функциональных социальных ролей, мощную склонность людей формировать иллюзии, принципиально дисфункциональные для мира социума.

Первая, и наиболее очевидная, функция коммуникации - функция низуса.
В данном случае, под "низусом" имеется в виду неискоренимость коммуникаций в жизни социума, вопреки их формальной невыгодности для последнего.

...низусная функция коммуникаций выражает ограниченность, но неистребимость для огромного числа людей шансов творчески самореализоваться через совместное общение, опосредованное уже только природой самого разума, а не привычным отчуждением труда, о котором так много писали Г. Гегель и К. Маркс.

Именно в этом смысле, по представлениям автора, духовная коммуникация есть простейшая, чистая, фундаментальная морфема жизни разума, его "жизненного порыва", прокладывающая себе дорогу, ослабевая и искажаясь, через тысячи "социальных фильтров", в том числе и на уровне индивидуальной психики.

Образно говоря, если человек искрене и хотя бы какое-то время хочет самореализовываться, понять как можно больше, изменить свои глубинные комплексы, уже явно мешающие ему жить, то для описания такого состояния не слишком верна вроде бы очевидная фраза "я самореализуюсь", В этих процессах все меньше собственно "я", все больше коммуникаций с кем-то, пусть даже на уровне странных и дорогих сердцу узника одиночной камеры галлюцинаций и фантазий.

1.1. Исходная гипотеза природы духовных коммуникаций

"...То, что есть в человеке, бессомненно, важнее того,
что есть у человека".

А. Шопенгауэр

По представлениям автора, собственно коммуникация имеет целый ряд качественных особенностей. Назовем лишь наиболее яркие из них.
1. Коммуникация действительно возникает как бы "из" общения, но возникает как формирующееся отрицание обычных эгоистических мотивов и алгоритмов общения и простого информационного обмена, демонстрируя все большую роль ролевых, в духе известных формул К. Левина, эффектов поведения.

2. Стартовые мотивы вступления именно в коммуникацию чаще скрыты, вплетены в обычные системы потребностей общаться. Вполне возможно, что это мотивы сохранения (или формирования) своеобразной личностной гомеостазы, умение сохранять основу своей личности ("самость" как архетипическую основу психики (К. Юнг) или потребность в самореализации (А. Маслоу)) в сложных ситуациях, или в череде сравнительно простых, но "растворяющих" личность, провоцирующих ориентацию только на групповое стигмирование.

В этом смысле, даже старт процессов движения к коммуникации парадоксален - если обычное общение выражает принципиальную неравновесность индивидуального разума, его стремление найти поддержку извне ("модель велосипеда", где равновесие обретается только в движении), то коммуникацию правильнее, видимо, представить как некий движущийся личностный инвариант диадного, чаще всего, общения.

3. Существуют некие, не слишком многочисленные, законы трансформации обычных ситуаций социального взаимодействия в коммуникативные, - например, неизбежность стихийной или осознанной триггер-калибровки партнеров, кризисного состояния "аптайма" как своеобразной цены и этапа перехода к коммуникации и т.д. 

4. Вырастая из обычного, опосредованного веберовским "духом частной собственности" общения, коммуникация бурно меняет и качество общения, и восприятие участниками среды ее протекания. Резко меняются, например, чувствования пространства-времени, трансформируется музыкальное и цветовое восприятие и т.д. Иными словами, она показывает своеобразный "захватывающий эффект", свойство захватывать все больший диапазон внимания участников. Уже поэтому коммуникация принципиально симметрична , подразумевает лишь слабое ситуативное лидерство, чужда тому, что в нынешнем обыденном сознании называется "энергетическим вампиризмом" или "стихийной суггестией".

5. Проведенные опросы показывают, что большинство респондентов положительно оценивают опыт коммуникативных актов, но, как ни парадоксально, не слишком стремятся к их повтору. Видимо, уже в самой структуре акта коммуникации сожержится какая-то социальная матрица, обрывающая его развертывание, охраняющая шанс вернуться в поле социального поведения, что и объясняет кратковременность и редкость описываемого феномена.

...коммуникация подразумевает фазу эмпатии, хотя и не сводится к ней; что вполне представимо социлогическое описание ситуаций, провоцирующих вступление в коммуникацию; при этом сложность и хрупкость коммуникативного общения практически запрещает массовость такого общения и т.д.


Отметим сразу, что духовная коммуникация имеет множество уродливых подобий себе, того, что автор называет квазикоммуникацией. Выделим поэтому три базовых признака таких квазикоммуникаций.

Во-первых, квазикоммуникация всегда асимметрична. Например, поведение людей на телевизионном шоу формально похоже на массовую коммуникацию. Чаще всего, однако, в шоу-индустрии вообще нет цели взаимного понимания, вчувствования; речь идет только о том, что в теории нейролингвистического программирования называется триггер-калибровкой, более или менее умелым поведением группы лиц к состоянию своеобразного шока - "uptime", когда людям удобнее навязывать выгодные для организаторов решения и ценносвти, - как правило, совершенно корыстные и прагматические.

Коммуникация же принципиально симметрична, она автоматически подразумевает состояние, когда мнение, ценности, ассоциативные ряды другого человека воспринимаются как свои собственные. В этом смысле, даже термина "симметрия" недостаточно.

Во-вторых, коммуникация эпифеноменальна. Проще говоря, она не вытекает из ситуации, хотя качество и сценарий ее от такой ситуации прямо зависят. Напротив, коммуникация строит небывалые ситуации, когда чувствование партнерами пространства и времени общения могут поразительно меняться. В этом смысле, коммуникация есть бифуркация искреннего общения. Она возникает тогда, когда у нескольких людей формируется странное чувствование, которое можно описать примерно так: "происходящее для меня болезненно важно, совершенно не могу справиться один, перестают интересовать обычные формы общения, хочу реализовать себя, устал от агрессии". Впрочем, даже при одномоментном возникновении подобного чувства у нескольких партнеров, коммуникация не возникает автоматически - требуется некоторый "Х-фактор", который, по догадкам автора, надо искать в области стихийной совместимости различных типов личности.

В-третьих, духовная коммуникация всегда бескорыстна. Она исключает чувствование "понять, чтобы использовать", апеллируя к творческой, гуманной стороне человеческой души. Уже поэтому трудно представить себе систему фи нансирования подобных исследований в рыночных обществах. Внушает оптимизм, впрочем, не поиск спонсоров, а сам факт существования коммуникации.

Особняком в описании проблемного поля этой книги стоит вопрос о возможностях и качестве массовой коммуникации. Приведенные выше аксиомы принимаемого подхода автоматически подразумевают огромную редкость такого феномена; во всяком случае, продукты современной массовой шоу-индустрии, невзирая на такие характеристики, как ярко выраженный общий интерес, показной энтузиазм, яркую развлекательность, и т.д. - массовыми коммуникации быть не могут. Простейшими примерами того, что вроде бы подпадает под перечисленные параметры коммуникации, являются , скажем, прослушивание огромными массами населения речи И.В. Сталина, о начале Отечественной войны, объявление ТАСС о полете Ю.Гагарина, некоторые ситуации празднования 9-го мая и т.п.

Энергетика массовой коммуникации колоссальна и показывает, видимо, что и на коллективном уровне лучшие стороны человеческой души могут не исчезать и не опосредоваться отчужденной социальной и политической властью.

...коммуникации помнятся дольше, чем так называемое "судьбоносное решение", хотя не всегда с ностальгией вспоминаемая коммуникация вызывает желание ее повторить именно с этим человеком.

Разумеется, в конце введения очень хотелось бы написать, что эта книга предназначена для широкого круга читателей и может быть использована как учебное пособие для студентов и слушателей самых разных учебных заведений. Однако специфика темы, которой посвящена эта книга, такова, что такая фраза была бы скорее забавной, поскольку, строго говоря, насильно обучить коммуницировать нельзя. Можно лишь намекнуть на то, что люди, искренне стремящиеся сделать карьеру, разбогатеть, прославиться, повы
сить свой престиж, даже приобрести классические навыки научного исследования, могут запросто обойтись и без коммуницирования и, тем более, без чтения книг по этому поводу.
Последнее рекомендуется лишь тем, кто начинает догадываться, что становиться собой - мучительный, но полный редких и особых радостей путь, выбрать который человек может, а знать его конечную точку - нет.


Коммуникация описывает удиви тельную способность человека быть собой, будучи одновременно и другим. Она показывает, следовательно, принципиальную несамотождественность человека, - уже потому, что человеческая личность, имея свое автономное, ни к чему не сводимое качество, одновременно включает в себя и смерть, и возможность быть другим человеком.

Удивительно, собственно, не этот, а то, что человек коммуницирует, включает в себя духовность другого вовсе не только тогда, когда это выгодно - например, когда надо просто выйти замуж или когда ты чувствуешь острое желание настрогать хозяйственного мыла в соседский суп. Отметим поэтому еще одну печальную особенность бытия духовных коммуникаций в человеческом мире: чаще всего, они социально дисфункциональны. Иными словами, в подавляющем большинстве случаев для воспроизводства государственности коммуницирующие люди откровенно вредны, из них выходят отвратительные избиратели, солдаты и участники массовых шоу.

Впрочем, вряд ли стоит тревожиться за судьбы социума. Он много раз показывал, как виртуозно он умеет приспосабливаться к самым странным сторонам человеческой души. Он настолько уверен в себе, что подразумевает даже библиотеки для тех, кто хочет разобраться, почему ему не нравится современный социум. Кроме того, они вообще редки, эти самые духовные коммуникации. Не так уж часто человек, и, тем более, группа лиц, способны подняться до ситуации, когда увлекаешься общим с партнером делом больше, чем хочешь извлечь из этой ситуации прямую или косвенную выгоду; именно поэтому искусство духовной коммуникации - вовсе не "менеджмент общения", как это иногда представляется. В этой области обычное понятие "информационного банка данных" приобретает какой-то иронично-садистский оттенок, зато попытки понять собственную духовную коммуникацию - самый фундментальный способ избавления от нескромности.
Эта книжка вышла у профессора совсем недавно. Тираж ничтожно мал, так что попробую какие-то куски выкладывать здесь.
Ваша  
chikunya   .

КОММУНИЦИРОВАТЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ
(вместо введения)


Есть только одна врожденная ошибка - это убеждение, будто мы рождены для счастья.
А. Шопенгауэр


...одновременно точное измерение и понимание человеческой духовности и человеческого стремления к выживанию невозможно.

Попросту говоря, если точно известно, что этот человек всеми силами души стремится выжить, адаптироваться к современному социальному миру, то мы ничего не можем сказать о его духовности; и наоборот - если человек заведомо духовен, то ничего нельзя сказать о степени его приспособления к миру.

...Колоссальный рост отчуждения между людьми, законченных и, по своему, совершенных форм насилия, включая современный терроризм, явный кризис моногамной семьи, уход целых страт, особенно молодежных, в виртуальный мир наркотиков, азартных игр, алкоголизма, гендерный кризис, особенно проявляющийся в утрате идеалов мужской чести и патриотизма, всеобщее увлечение имиджами, замена тяги к рефлексии увлечением шоу-технологиями, превращение милосердия в бизнес и объявление бизнеса милосердным, трансформация ранее интимных человеческих чувств в рекламные символы, - все это часто вызывает у исследователя не желание совершенствовать методологию, а естественную брезгливость, на которую социолог не имеет права.

Кроме того, на долгие годы социология коммуникаций оказалась в плену категориального аппарата, разработанного основоположниками кибернетики (Н.Винер, К.Шеннон). Сами идеи объяснения человека через обмен информацией, передачу так называемых месседжей (сообщений), дистантное общен ие с помощью технических средств, казались настолько многообещающими и привлекательными, что надолго заслонили аль тернативные модели, объединенные естественным, но, длительное время, крайне непристижным вопросом: информация, что именно она описывает в движении и структуре человеческого духа?

...Отношение большинства людей к тому, что они называют коммуникациями, сейчас часто становится похожим на общение со старым седым котом. Он привычен, не доставляет больших хлопот, в положенное время мурлычет; изредка вспоминают о его милых детских проказах, но вопросов о том, думают ли животные, и можем ли мы их понять, вся эта череда привычных ситуаций уже не вызывает.
Люди старшего поколения могут еще помнить какие-то формы духовности, вроде любви и патриотизма, которые вроде бы и неприлично называть просто информацией.
... в довольно дружную, хотя и странноватую семью атрибутов мира (Пространство, Время, Противоречие, Истина, Вероятность) в начале XX века была торжественно и с одобрения большинства специалистов введена новая гостья - Информация. Все так радовались этому, что уступали ей место и были готовы даже гравитационные парадоксы сводить к движению информации. Вскоре, однако, гостья убедительно доказала, что по характеру она далеко не Золушка. Решительно и беспардонно оттесняя названых сестер, она посягнула даже на саму Материю, объявив ее производной от информации.

Ближе к концу ХХ века стали возникать первые фундаментальные сомнения в правомерности такого взгляда на мир, где роли классических философов почему-то стали отходить кибернетикам, специалистам по нейролингвистичекому программированию, public relations...

...Все чаще в последнее время возникают попытки альтернативного понимания природы человеческих коммуникаций.

Эта книга и посвящена обоснованию одного из вариантов такого альтернативного понимания, который кажется автору наиболее перспективным.




This page was loaded Oct 15th 2018, 3:10 pm GMT.